История одного завода как предвидение

American Factory – один из самых сильных фильмов, вышедших в этом году. Вы ещё не раз о нём услышите. Многие критики отмечают, что у него все шансы получить Оскара за лучший документальный фильм года.

Это история реанимации автомобилестроительного завода в пригороде Дейтона (Огайо, США), обанкротившегося в 2008. Дейтон – небольшой город, закрывшийся завод General Motors был крупнейшим работодателем и давал работу более 10 000 жителям города. В 2008 люди оказались без работы – и многие без домов. В 2014 завод был приобретён китайским миллиардером, который инвестировал 260 миллионов долларов в развитие производства автомобильного стекла. Рабочие были очень рады вернуться на производство Fuyao Glass America – с их ярких позитивных эмоций начинается фильм. 

Страница фильма на imdb.com

Далее – в течение трёх лет авторы фильма внимательно фиксировали историю развития американского завода под китайским управлением. Фиксировали, снимая интервью нескольких рабочих в разные годы, отмечая изменения их отношения к китайской модели управления. В интервью двум ключевым спонсорам (3 минуты, вы их знаете) режиссёры особенно подчеркнули, что дали простым людям рассказать их истории, без постановочных съёмок, без “narrator voice” – голоса за кадром, объясняющего, что происходит на самом деле. Тем самым авторы фильма показали, что ждёт многих из нас в ближайшие годы, – один из заводов ФУЯО Стекло Рус успешно развивается с 2013 года в Калужской области.

Итак, разница между производствами США и Китая, показанная в фильме:

В фильме много подобных, очень характерных особенностей корпоративных культур двух совершенно разных стран. Прекрасны моменты фильма, когда американские менеджеры едут на китайский завод и смотрят на китайских рабочих, менеджеров и их действия как на явления с других планет. А потом безуспешно пытаются воспроизвести эти действия на китайском заводе в США – многие критики наслаждались комичностью этих моментов фильма, вспоминая отличный сериал “The Office“.

Американские кинокритики резюмируют: “В некотором смысле, наиболее ярким аспектом фильма оказывается то, как мы выглядим для китайцев, а именно – слабыми. В их глазах мы даём нашим детям слишком много ободрения, слишком много самоуважения. “Американцы любят быть польщенными до смерти”, – объясняет в фильме новый президент компании, родившийся в Китае, но проживший в США половину своей жизни. “Ослам нравится, когда их гладят по направлению роста волос.” Китайцам не нравится прикасаться к ослам, но они будут делать это столько, сколько потребуется, пока люди, желающие работать как машины, не будут вытеснены реальными машинами. Фильм открывает глаза – через лобовое стекло на новый мир”.

В финале фильма, в 2018 году, на первый план выходят роботы, ставя точку в борьбе подходов и культур за эффективность компании, производительность завода.

И здесь – удивительно, как американские кинокритики не особо замечают значимости и судьбоносности последних 10 минут фильма.

Я прочитал пару десятков обзоров фильма и ни в одном не встретил попыток авторов этих обзоров осмыслить ключевую роль автоматизации в конвергенции менталитетов и культур.

Стоит процитировать последние минуты фильма. Съемка 2018 года на производстве автомобильного стекла, созданного китайцами в США. Собственник Cao Dewang и менеджеры идут по цехам. Менеджеры показывают собственнику роботов, которыми они заменяют рабочих. 

– Раньше здесь работал один человек. Теперь здесь нет людей. Дальше я собираюсь избавиться от четырёх рабочих там. По два на каждую линию. Автоматизация — значит стандартизация. После того, как мы закончим с этим, у нас будет на два рабочих меньше на загрузке на производственную линию. Эту операцию будет выполнять манипулятор.

– Вы уже завершили с этим участком?

– Да. Здесь всё автоматизировано.

– И вы заменяете всё остальное манипуляторами?

– Да. Я заменю людей на закалке боковых стёкол. Этот сейчас в опытной эксплуатации. Мы рассчитываем уволить четырёх рабочих в июле или августе. Я заменю их на машины. Сейчас люди не справляются, слишком медленные.

“Сейчас люди не справляются с работой, слишком медленные”.

На последних минутах фильма создаётся впечатление, что после проблем и убытков завода 2016-2017 годов, в успехе в 2018 – основная роль не китайской дисциплины и покорности и не американских условий труда и профсоюзов, а робототехники и автоматизации. С этой точки зрения все предыдущие полтора часа фильма становятся неплохим обоснованием неминуемой и скорой замены рабочих роботами. Замены ввиду дикой неэффективности человека на подобном производстве, полном рутинных, простых, утомительных, тяжёлых операций. Таким образом, весь фильм разворачивается элегантным реверансом в сторону американских рабочих – уважаемые граждане, чем чаще вы бунтуете, чем больше стоите с плакатами вдоль дорог, защищая своё право на комфортный труд – тем быстрее будете заменены роботами (только ли американских? и только ли рабочих?).

Жёсткая конкурентная среда и глобализация оставляют сегодня немного вариантов: либо подобные операции будет выполнять человек – качественно, за 12 или меньше долларов в час, с двумя выходными в месяц, в жёстких условиях (как в Китае, см. таблицу), либо робот. Роботы – со временем дешевле, уже сейчас производительнее, без нытья, размахивания плакатами и жалоб. 

“До 375 миллионов людей глобально будут вынуждены найти полностью новые места работы к 2030 из-за автоматизации”

И здесь возникает важный вопрос, который будет решаться в ближайшие годы. Что будет происходить со страной, рабочие на предприятиях которой не сильно хотят и не могут повышать квалификацию, не готовы переходить в другие специальности, не желают переучиваться – но с радостью, в порыве народного возмущения, выстраиваются вдоль дорог с плакатами по любому поводу, затрагивающему комфортный для них ход вещей? Что будет происходить с такими странами с учётом дальнейшей уверенной и активной экспансии китайских капиталистов, готовых без жалости заменять этих рабочих роботами, тем самым делая свои производства сверхэффективными, сверхпроизводительными в сравнении с традиционными производствами? 

“То, как рабочие, правительства и корпорации управляют этими сейсмическими сдвигами – определит будущее рынка труда”

Чем особенно интересен фильм American Factory – яркой демонстрацией уже доказавшей свою эффективность модели разрушения классических бизнесов и экономик двумя ключевыми силами нашего времени – жёсткой, милитаристской культурой управления азиатских менеджеров и их готовностью использовать робототехнику как чрезвычайно эффективную рабочую силу. 

Один из основных образов, символов времени, выделенных в фильме – жёсткое, не щадящее людей, культивирующее сверхинтенсивный труд управление и роботы в качестве исполнителей – как основное конкурентное преимущество азиатских бизнесов. Идеология сверхинтенсивного труда как смысла жизни, пронизывающая всю нацию, пропитавшая каждого китайца. Такая идеология – очень сильное основание, очень мощный фактор результативности новой китайской экономики. Ключевое слово здесь – китайской. С такой динамикой диффузии технологий (падения их стоимости и роста скорости интеграции бизнесами) та самая “огромная головная боль к востоку от Волги” в 2024 и далее имеет перспективы развиваться как территория для азиатских безлюдных заводов (lights out factories). На этой территории уже сегодня достаточно заброшенных заводов, готовых к трансформации, показанной в American Factory. В этой связи – уже сегодня – подходящее время для экономик других стран, сильных способностями к созданию интеллектуального продукта, – участия в разработке систем управления такими производствами.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *